Янгон
Янгон

Мьянма, страна тысячи пагод

Летницкая Виталия

Поделиться

Военный режим, страна тысячи пагод, азиатская бедность, неиспорченная пока западной цивилизацией жемчужина ЮВА… про Мьянму говорят разное. Мы решили никого не слушать и поехать, благо нам не далеко.

Почему мы с подругой собрались в Мьянму? Мы живем в Азии – я в Сайгоне, Настя – в Токио, просто так к друг другу в гости не налетаешься, поэтому мы стараемся встречаться время от времени на нейтральной территории. На этот раз хотелось поехать туда, где мы обе не были, а после нескольких лет жизни в Азии вариантов, куда поехать, если есть только 10 дней, становится не так много. Лаос, Сингапур, Камбоджа, Бали, Таиланд – были, Китай, Шри-Ланка, Непал и Индия – уж никак не 10 дней, Гонконг и Корея в феврале – холодно. Вот и получилось, что местом встречи стала Мьянма. Почему бы и нет в конце концов? … Ну и еще я учила бирманский в университете, ходила на встречи с бирманскими студентами, принимала участие в вечерах культуры. Стыдно было бы жить по соседству и так и не съездить.

Мифы о Бирме, которые оказались не совсем мифами

Готовясь к поездке, мы читали блоги бывалых путешественников, спрашивали друзей, которым уже довелось побывать в Мьянме, и постоянно наталкивались на истории о том, что в анкете на визу нельзя писать, что вы фотограф или журналист, что в Мьянме нет банкоматов и что интернет – это редкий зверь, который живет только в дорогих отелях и доступ к нему дорог и весьма ограничен.
Признаться честно, с Интернетом у нас не было проблем: во всех хостелах и гостиницах, где мы останавливались, был wifi, скорости соединения вполне хватало, чтобы проверить почту, выложить пару nofilter фотографий в Instagram и просмотреть обновления друзей на Facebook перед сном. Банкоматы в Мьянме есть, сами видели, но они не всегда работают, это правда. Но то, что в Мьянму надо ехать с новенькими, хрустящими, отутюженными словно только что из печати долларами, то, что нам казалось преувеличением, оказалось вовсе не мифом, не пережитком «нетуристического» прошлого, а самым что ни на есть настоящим. У нас отказывались принимать не только потертые десятки или двадцатки с чернильным пятнышком, но и стодолларовый купюры, у которых были помяты уголки или была карандашная пометка. Здесь такие деньги теряют ценность и превращаются просто в бумагу.

Транспорт

Единственный вид транспорта, которым мы не воспользовались во время путешествия, – это поезд. Самолеты, велосипеды, такси, открытый фургон, ночной автобус, запряженная лошадью повозка, паром – все это мы прошли.
Внутренние перелеты осуществляются несколькими местными авиалиниями, качество которых оставляет желать лучшего – попытки разобраться, что лучше Air Bagan, Yangon Airways, Myanmar Airways, Asian Wings или Air KBZ дали нам отчетливо понять, что они все задерживаются, летают в не самое удобное время и стоят одинаково дорого. Билеты из Янгона в Баган и из Хехо в Янгон купили заранее, чтобы не остаться без билетов вообще. Кстати, их можно купить только через сайты агентств (на сайте авиалиний функция покупки билетов не предусмотрена). Судя по всему, в итоге абсолютно не важно, билет какой авиакомпании вы приобрели. Когда мы приехали в аэропорт Хехо, нам сказали, что наш рейс задерживается на 4 часа, в то время как рейс другой авиакомпании, вылетающий на 20 минут раньше нашего, летел по расписанию. Сидеть в аэропорту, больше напоминающий полевой лагерь беженцев, не хотелось, уговоры ни к чему не приводили, и мы уже смирились и нашли место на деревянной лавке в зале ожидания…Через 15 минут к нам подошел сотрудник аэропорта, отвел нас обратно к стойке регистрации, где нам поменяли посадочные на более ранний рейс и наклеили стикер другой авиакомпании.

Люди

Не люблю обобщать и ставить ярлыки, но бирманцы приятно отличаются от некоторых своих соседей по региону. Таксисты не пытаются завести вас в магазин своего школьного друга, который «как раз по пути», и не притворяются, что случайно проехали нужный поворот. Дети на улицах не виснут на вашем рукаве, пытаясь всучить что-то абсолютно ненужное «дешево». Вам не предлагают «бум-бум», марихуану, «мотобайк ю», не пытаются взять с вам больше денег за бутылку воды, билет на автобус или миску супа просто потому, что вы белый, у вас в руках карта города и путеводитель, на шее – камера, а за плечами – рюкзак. Мои несмелые попытки говорить с местными по-бирмански не раз выручали нас во время путешествия и помогали найти «общий язык» с водителями такси, уличными торговцами, официантами и случайными прохожими, которые, мягко говоря, не очень уверенно говорили по-английски. «Уверена, что даже простое приветствие «мингалаба» или «чейзутинбаде» вместо пресловутого «thank you» гарантируют вам улыбки и дружеские похлопывания по плечу».

Еда

Для меня еда – это самый верный путь к пониманию местной культуры: что чаще всего едят на завтрак, куда ходят на ужин, что продается на рынках и в продуктовых магазинах – все это может рассказать многое о привычках типичного местного жителя.
Гуляя первые дни по Янгону, я останавливалась возле каждого второго лотка с уличной едой, и, так как моих знаний бирманского, изрядно забытого после окончания университета, не хватало, чтобы по названию блюда понимать, что оно из себя представляет, я решила пробовать все подряд, спрашивая только «Это сладкое, острое или соленое?», чтобы хоть как-то подготовить мои вкусовые рецепторы. Первым делом я попробовала «мохинга» – лапшу с рыбным бульоном, которую бирманцы едят в любое время суток.

В Мьянме причудливым образом сочетаются кулинарные традиции Индии и Китая, которые, попав на местную благодатную почву, породили новые способы приготовления казалось бы знакомых блюд. Карри в Мьянме специфическое: чтобы на карри не садились злополучные мухи, оно покрыто слоем масла, которое мы сначала по неопытности перемешивали вместо того, чтобы аккуратно отодвинуть его к краю тарелки или вычерпать ложкой… или слить (под стол).

Десерты в Мьянме на любителя. Здесь, как почти везде в Азии, нет традиции печь пироги и пирожные (дома не принято иметь духовку и пшеничная мука – редкость, если не на полках магазинов, то на кухнях точно), но зато есть много разных бобов, сладкий картофель, разноцветные желейные шарики, фрукты, лакрица, которые можно залить кокосовым молоком, добавить сахара и колотого льда по вкусу, а также «индийские сладости» из рисового теста с орехами и сухофруктами.

Шве-йин-йе

Кроме того, в Мьянме почти на каждом шагу делают смузи из фруктов на ваш выбор. Авокадо и клубника – сочетание, подсмотренное мною в одном из уличных кафе на пластиковых стульчиках в первый вечер в Янгоне.

«В любом местном ресторанчике в Мьянме, судя по всему, негласно действует правило о том, что посетителя нужно накормить так, чтобы он даже не мог думать о еде еще как минимум сутки».

Что бы мы ни заказали – бирманский карри из говядины или курицы или зажаренную до (неузнаваемости) хрустящей корочки соленую рыбу – мы всегда получали «в нагрузку» чечевичную похлебку, салат из маринованных чайных листьев с арахисом и кунжутом и салат из зеленых помидоров в качестве «легких» закусок, огромный чан белого риса как гарнир к основному блюду и, конечно, зеленый чай. При чем все это постоянно подкладывалось, подливалось, подносилось нескончаемым потоком, пока мы, уже обессилев и не в состоянии сопротивляться больше бирманскому гостеприимству, просили счет.

Единственное, с чем приходилось туго, так это с кофе. Кофе существует как быстрорастворимый горько-кисловатый напиток, если вы просите черный кофе, или как «3 в 1», если с молоком, или в европейских кафе и ресторанах, в которые мы не ходили. Бирманцы же чаще пьют чай – крепкий и со сгущенкой, которой не жалеют и наливают почти до середины чашки. К концу поездки, когда уровень сахара в крови у меня уже должен был превысить все допустимые нормы, я попыталась заказать чай без сахара и без молока, что привело в полное замешательство мальчика-официанта и владельца чайной, который предположил, что в таком случае я просто хочу черный кофе (чай мне, кстати сказать, принесли все равно со сгущенкой).

День 1: Янгон

Бирманская столица напомнила мне декорации к старому фильму о былом величии Британской колониальной империи, которые просто оставили после съемок за ненадобностью. Некогда роскошные особняки стоят с заколоченными окнами, покрытые сеткой трещин-морщин и в полном забвении ветшают. Рядом с ними кипит рыночная жизнь, раскинулись чайные, строятся безликие цементные дома-коробки, на стенах которых расклеены плакаты с портретами Аун Сан Су Джи. И во всем этом есть особое, еле уловимое очарование.

Мы честно выполнили положенную туристическую программу: посетили рынок Bogyoke Aung San, названный в честь генерала Аун Сана, прогулялись вдоль набережной, обошли кругом пагоду Суле, по периметру которой находятся лавки хиромантов и гадателей, заблудились в лабиринте центральных улочек без названий, но с номерами, нашлись и отправились ближе к закату к главной достопримечательности – пагоде Швейдагон.

День 2 - 3: Баган

Рано утром мы отправились в аэропорт (из аэропорта и в аэропорт можно легко добраться на такси по «фиксированному» тарифу – 8 долларов в один конец). По прилету нас встретили люди в форме, требующие оплатить обязательный для всех иностранцев взнос в размере 15 долларов за пребывание на территории Багана, являющийся своего рода входным билетом для посещение всех основных храмов в Старом Багане, ради которых мы, как и все остальные, приехали в одну из древних столиц бывшего Бирманского королевского.
По Багану легче всего передвигаться на велосипеде (как это делали мы) или, если педали крутить не хочется, на электровелосипеде (как это делает большинство иностранцев): почти все отели сосредоточены в районе Нового Багана, находящемся к югу от археологической зоны, представляющей основной интерес для путешественников, а ремесленные мастерские и магазины с лаковыми изделиями, рестораны и кафе – в районе Ньяунг У, к северу от нее.
Мы не ставили перед собой задачу посетить все 5000 храмов, сохранившиеся на территории Старого Багана: рекомендованные в путеводителе пагоды вполне удовлетворили наше любопытство, хотя мы нередко отклонялись от намеченного маршрута и сворачивали к небольших пагодам и ступам, рядом с которыми не было ни автобусов, ни велосипедов, ни ларьков с водой, ни проложенных тропинок.

Но только на закате, когда мы добрались до одной из пагод, отмеченной в путеводителе как «одна из лучших, чтобы увидеть заход солнца» (на ступенях которой негде было яблоку упасть уже за час до заката), мы смогли по-настоящему почувствовать особую атмосферу Багана, постепенно утопающего в пыльных сумерках.

Здесь же мы познакомились с парой из Голландии, продвигающейся по Мьянме в обратном направлении, и взахлеб рассказывающей о трехдневном треккинг-туре в районе озера Инле с местным гидом Джонни, о котором они узнали от случайных попутчиков. Разумеется, мы написали чудесному гиду в тот же вечер и договорились встретиться с ним в Кало через пару дней.

День 4: По реке Иравади

Рано утром мы приехали на причал, где наш ждал трехпалубный корабль Shwe Keinnery, который курсирует ежедневно по маршруту Баган – Мандалай, и отправились в круиз по реке Иравади.
Сидя на кресле из ратанга на верхней палубе, в черном трикотажном платье в пол и шляпе, я чувствовала себя героиней какого-нибудь фильма про колониальный Индокитай, меланхолично скучающей барышней, сочиняющей письмо для подруги, живущей на другом конце света, и машущей время от времени деревенским детишкам, плещущимся в воде у самого берега. Мимо безмятежно проплывали повторяющиеся речные пейзажи, которые порой напоминали пейзаж за окном поезда Москва – Оренбург, с той лишь разницей, что купола церквей тут заменили на золоченные башенки пагод: никаких тропических лесов с буйной зеленью или изумрудно-зеленых рисовых полей, к которым привыкаешь в Азии. Корабль плыл неторопливо, лениво, словно не имея ни малейшего намерения добраться до конечного пункта назначения: встретили рассвет, позавтракали, посидели на палубе, попили кофе, почитали путеводитель (впервые за долгое время я смогла прочитать все вводные статьи, обобщающие статьи по районам и городам, где мы уже были, будем непременно и точно не окажемся, как минимум, на этот раз), пообедали, посидели в «ресторане», обсудили всех окружающих любителей круизной романтики, снова поднялись на верхнюю палубу, спустились за другой чашкой кофе, вернулись на палубу …встретили закат…и, наконец-то, причалили к лодочной станции в Мандалае.

Мандалай встретил нас пыльными улицами, новым отелем на окраине города и ужином в ресторане, где были одни пожилые иностранцы, путешествующие на больших туристических автобусах (наиболее часто встречаемая категория путешествующих по Мьянме, как только мы оказывались в пределах «комфортной туристической зоны»).

День 5 – 6: Мандалай и окрестности

Первый день мы решили провести максимально активно – посетить древние столицы Згайн, Инва и Амарапура, находящиеся в окрестностях Мандалая (за 55 долларов мы арендовали на весь день машину с водителем-бирманцем, который не только терпеливо ждал, пока мы нагуляемся, но и отвез нас вечером в местный ресторан, где мы по-настоящему оценили бирманское гостеприимство).

Второй день мы позволили себе расслабиться и просто гуляли по городу. Сначала набрали сладостей на рынке, где, несмотря на многообещающее описание в путеводителе, не оказалось ничего, кроме оптовых развалов китайского ширпотреба (которого у меня и в Сайгоне хватает); то и дело делали остановки в чайных; поднялись на Мандалайский холм (пока поднимались к главному храму, расположенному традиционно на самом верху, наткнулись на украшенные бумажными цветами, сердечками и табличками LOVE площадки для фотографий на память – разумеется, мы тоже исподтишка сфотографировались и тут); полежали на прохладном кафельном полу под сводами храма, исписанными именами дарителей и суммой внесенных ими пожертвований (кажется, бирманцы все деньги тратят или на дарения, или на сусальное золото для пагод, как они сами шутят, «поэтому страна-то такая бедная»); встретили закат и отправились вниз в поисках еды и автобусной остановки.

День 7 – 8: Треккинг Кало – озеро Инле

В Кало мы приехали на полтора часа раньше, чем планировали, в пол 2-го. Вывалившись сонные с рюкзаками из автобуса в темную и ледяную ночь, не увидев никого, кто мог бы быть нашим гидом, и не имея ни малейшего представления, что делать дальше, мы отправились – как мотыльки на свет – в единственное подающее признаки жизни заведение – чайную через дорогу, где было неожиданно много народу: местные ребята, в теплых куртках, шапках и спортивных штанах, заправленных в ботинки (или носки), увлеченно смотрели футбольный матч на прикрученном под потолком телевизоре.

«Наш гид нашел нас, попивающими горячий чай, минут тридцать спустя, когда мы уже мимикрировали под местное население, нацепив на себя несколько слоев свитеров, ветровок и шарфов, чтобы хоть как-то согреться».

На следующее утро мы познакомились с остальными участниками нашей треккинг команды и погрузились в машину, которая должна была довести нас до места, откуда мы отправлялись в двухдневный поход к озеру Инле.
Джонни, наш гид, рассказывал о местных народностях, быте в горных деревнях, о коррупции, системе образования, ценах на землю, свадьбах, похоронах, традиционных блюдах, бизнес этикете.

Анастасия Миловидова

Слушая его рассказ на своеобразном ломаном английском, мы два дня шагали по полям, через деревни, заглянули в школу, монастырь, переночевали в традиционном доме на сваях и попрощались с веселым Джонни только к концу второго дня на небольшой лодочной станции, где заканчивалась пешая часть нашего похода и начиналось знакомство с озером Инле.

День 9: Озеро Инле

Сидишь в вытянутой плоскодонной деревянной лодке, край кормы всего сантиметрах в 10 от поверхности воды, искрящиеся брызги в лицо, дома на сваях, рынок, кочующий с места на место по расписанию, рыбаки, ловко закидывающие в воду сети и балансирующие на носу лодок на одной ноге, помогая себе длинных веслом, искусно «обвитым» вокруг другой ноги, женщины, стирающие белье и купающие детей в озере.

Инле кормит местных жителей не только рыбой, вся жизнь тут крутится вокруг туризма – лодочных прогулок по озеру, ресторанов с видом на озеро, гостиниц. Но мы как-то незаметно для себя согласились играть по местным правилам и смиренно следовали по течению, не раздражаясь и не язвя по поводу «туристичности» места: что такого в том, что всем этим людям так же, как и нам, захотелось увидеть легендарное озеро и его рыбаков.

В Мьянме, где люди гордятся быть рожденными в стране с самым «правильным» буддизмом, невольно становишься … лучше.